Статья пдд 51

Можно ли обжаловать постановление, если инспектор ДПС не разъяснил водителю статью 51 Конституции и 25.1 КоАП РФ?

Административные документы должны составляться по регламенту и законодательству. Сотрудник полиции или судья должны в обязательном порядке разъяснять права водителю при рассмотрении материалов дела. Это делается при составлении протокола, назначении штрафа и других действиях. В обзоре рассмотрим, какие права обязан разъяснить сотрудник ДПС при оформлении наказания, кто еще должен так поступать и каким образом. Можно ли подать жалобу на постановление, если не была разъяснена статья 51 Конституции, а также КоАП в части ст. 25.1?

Какие права обязаны разъяснять

Административный регламент обязывает работника полиции, в том числе ГИБДД разъяснять автовладельцу определенные данные по Приказу МВД №664.

Водителю должна быть разъяснена следующая информация при возбуждении против него дела:

  1. Водитель не обязан давать показания против себя и своих родственников – ст. 51 Конституции.
  2. Право знакомиться с документами по делу – ст. 25.1 КоАП.

Инспектор ГИБДД обязан разъяснять права только при составлении протокола. А при остановке машины на дороге у него не существует такой обязанности.

Уточним подробности, касающиеся близких родственников, к которым можно отнести следующих лиц:

Порядок разъяснения

Обязанность накладывается на то лицо, которое оформляет административные документы, то есть, на инспектора ГИБДД, и на судью. Эти люди обязаны объяснить водителю права по указанным статьям законов перед дачей показаний.

Требуется зачитать текст статьи, если появились вопросы, то ответить на них. Права можно считать не разъясненными при таких ситуациях:

  1. Если инспектор зачитал номер статьи, но не объяснил ее суть, а просто сказал прочитать ее самому в Интернете.
  2. Если сотрудник спросил водителя, не знает ли он права по статье 51 Конституции. Человек может знать не все права.

Такие пояснения при обжаловании могут не повлиять на результат решения по делу, так как это незначительное нарушение.

Что делать при нарушении

Сотрудник ДПС после остановки автомобиля и при оформлении документов не объяснил ст. 25.1 КоАП, а также ст. 51 Конституции. Это является нарушением прав человека в административном деле.

Как поступать в таких случаях? Во-первых, нужно указать это в бумагах, составленных сотрудником полиции, то есть, в протоколе и постановлении. Протокол оформляется, когда водитель отрицает нарушение Правил. В графе объяснений совместно с другими объяснениями, нужно сделать пометку о том, что нужна помощь адвоката, с нарушением не согласен, а права сотрудником не разъяснялись.

Как обжаловать постановление

Следует учесть, что постановление отменить только за то, что не разъяснены статьи, не получится. Однако, нужно пытаться его обжаловать. Дело рассматривается путем определения состава нарушения. В него должна включаться вина человека, а она должна подтверждаться доказательной базой. Но доказательства нельзя применять напрямую, если они добыты с нарушением законодательства.

Если вам не разъяснены указанные статьи, то это уже нарушения. Поэтому протокол применять для доказательства нельзя. В практике судебных разбирательств решения принимаются на основе информации от сотрудника полиции, если нет других доказательств. Например, алкогольное опьянение, превышение скорости. Судьи всегда считают, что инспектор ГИБДД не может обмануть, так как принимал присягу.

На стороне автовладельцев Постановление Верховного суда №5 от 24 марта 2005 года. Оно говорит нам, что при рассмотрении дел доказательства должны удовлетворять ст. 26.11 КоАП. Кроме этого, должен соблюдаться закон при получении доказательств. Нарушением признается объяснение потерпевшего или другого человека, которым не разъяснены обязанности и права.

Тонкости рассмотрения дел

Практически получается таким образом. Полицейский оформляет протокол, права автовладельцу не разъясняет. Об этом водитель делает пометку в протоколе. В итоге сотрудник отправляет материалы на разбор начальнику ГИБДД. Водителя вызывают на разбор, где ему все разъясняют и просят расписаться. Если он откажется, то судья все равно вряд ли поверит в это. В такой ситуации может выручить видеозапись на дороге, как действовал сотрудник, когда задерживал автовладельца.

Кроме этого, судья может решить, что сотрудник разъяснил права, а инспектор ГИБДД на дороге почти ничего не нарушил (не разъяснение посчитает незначительным нарушением). Ведь впоследствии права были зачитаны. В суде также могут быть даны разъяснения.

У сотрудников, которые ведут административное дело, есть некоторая уловка. Вывод по логике инспектором делается такой, что если вы пометили в протоколе, что права не разъяснены, то это означает, что они и так вам хорошо известны. Поэтому нарушение инспектора малозначительно, а вы хотите этим злоупотребить. В итоге постановление не отменяется.

В результате законодательство можно считать справедливым. Права вам не были разъяснены, но нарушение все-таки было. Поэтому должно быть и наказание.

Статья 12.5 КоАП РФ. Управление транспортным средством при наличии неисправностей или условий, при которых эксплуатация транспортных средств запрещена, или транспортным средством, на котором незаконно установлен опознавательный знак «Инвалид» (действующая редакция)

1. Управление транспортным средством при наличии неисправностей или условий, при которых в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения эксплуатация транспортного средства запрещена, за исключением неисправностей и условий, указанных в частях 2 — 7 настоящей статьи, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

2. Управление транспортным средством с заведомо неисправными тормозной системой (за исключением стояночного тормоза), рулевым управлением или сцепным устройством (в составе поезда) —

влечет наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

3. Управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета, а равно световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, —

влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от шести месяцев до одного года с конфискацией указанных приборов и приспособлений.

3.1. Управление транспортным средством, на котором установлены стекла (в том числе покрытые прозрачными цветными пленками), светопропускание которых не соответствует требованиям технического регламента о безопасности колесных транспортных средств, —

влечет наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

4. Управление транспортным средством, на котором без соответствующего разрешения установлены устройства для подачи специальных световых или звуковых сигналов (за исключением охранной сигнализации), —

влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от одного года до полутора лет с конфискацией указанных устройств.

4.1. Управление транспортным средством, на котором незаконно установлен опознавательный фонарь легкового такси или опознавательный знак «Инвалид», —

влечет наложение административного штрафа на водителя в размере пяти тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения.

5. Использование при движении транспортного средства устройств для подачи специальных световых или звуковых сигналов (за исключением охранной сигнализации), установленных без соответствующего разрешения, —

влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет с конфискацией указанных устройств.

6. Управление транспортным средством, на наружные поверхности которого незаконно нанесены специальные цветографические схемы автомобилей оперативных служб, —

влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от одного года до полутора лет.

7. Управление транспортным средством, на которое незаконно нанесена цветографическая схема легкового такси, —

влечет наложение административного штрафа на водителя в размере пяти тысяч рублей.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 12.5 КоАП РФ

1. О статусе транспортных средств см. п. 1 комментария к ст. 12.2. Перечень неисправностей автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов, других самоходных машин и условия, при которых запрещается их эксплуатация, установлен приложением к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения (в ред. Постановления Правительства РФ от 21 февраля 2002 г. N 127).

Читать еще:  Техосмотр периодичность

Методы проверки определенных Перечнем технических параметров регламентированы ГОСТ Р 51709-2001 «Автотранспортные средства. Требования безопасности к техническому состоянию и методы проверки».

Управление транспортным средством с нарушением требований и условий, установленных указанным Перечнем, за исключением управления транспортным средством с заведомо неисправной тормозной системой, рулевым управлением или сцепным устройством (см. п. 2 настоящего комментария), квалифицируется в соответствии с ч. 1 комментируемой статьи.

2. Согласно подп. 7.6 указанного Перечня транспортное средство должно быть снабжено исправным тягово-сцепным и опорно-сцепным устройством тягача и прицепного звена, а также предусмотренными его конструкцией страховочными тросами (цепями).

Применительно к ч. 2 комментируемой статьи следует иметь в виду, что эффективность рабочей тормозной системы транспортных средств установлена ГОСТ Р 51709-2001.

Согласно подп. 1.2 — 1.5, 2.2, 2.3 Перечня запрещается эксплуатация транспортного средства в случаях:

— нарушения герметичности гидравлического тормозного привода;

— нарушения герметичности пневматического и пневмогидравлического тормозных приводов, что вызывает падение давления воздуха при неработающем двигателе на 0,05 МПа и более через 15 минут после полного приведения их в действие; утечки сжатого воздуха из колесных тормозных камер;

— наличия неисправного манометра пневматического или пневмогидравлического тормозных приводов;

— необеспеченности стояночной тормозной системой неподвижного состояния:

транспортных средств с полной нагрузкой — на уклоне до 16% включительно;

легковых автомобилей и автобусов в снаряженном состоянии — на уклоне до 23% включительно;

грузовых автомобилей и автопоездов в снаряженном состоянии — на уклоне до 31% включительно;

— наличия неработоспособного устройства фиксации положения рулевой колонки;

— наличия неисправного усилителя рулевого управления или рулевого демпфера (для мотоциклов), предусмотренных конструкцией, или их отсутствия.

Управление транспортным средством с нарушением указанных требований квалифицируется в соответствии с ч. 2 комментируемой статьи.

3. См. примечание к п. 5 комментария к ст. 5.1.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных комментируемой статьей, рассматриваются:

начальником Госавтоинспекции, его заместителем, командиром полка (батальона, роты) дорожно-патрульной службы, его заместителем — согласно п. 5 ч. 2 ст. 23.3 КоАП;

применительно к правонарушениям, предусмотренным ч. 1 ст. 12.5 КоАП, — сотрудниками Госавтоинспекции, имеющими специальное звание, — в соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 23.3 КоАП.

В соответствии с ч. 2 ст. 23.2 КоАП указанные должностные лица вправе передавать дела о правонарушениях, совершенных несовершеннолетними, на рассмотрение комиссиям по делам несовершеннолетних и защите их прав.

О взимании административного штрафа в случаях, предусмотренных ч. 1 рассматриваемой статьи, см. п. 7 комментария к ст. 12.1.

4. Применительно к лицензируемым видам деятельности в области дорожного движения, определенным п. 1 ст. 17 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности», совершение лицензиатом — индивидуальным предпринимателем рассматриваемых правонарушений квалифицируется как нарушение лицензионных требований и условий и в соответствии со ст. 13 указанного Федерального закона влечет за собой санкции в виде приостановления действия лицензии или ее аннулирования, применяемые независимо от привлечения нарушителя к административной ответственности, установленной данной статьей КоАП (см. п. 11 комментария к ст. 12.21, п. 4 комментария к ст. 12.23).

Согласно п. 1 ст. 13 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» лицензирующие органы вправе приостанавливать действие лицензии в случае выявления данными органами неоднократных нарушений или грубого нарушения лицензиатом лицензионных требований и условий.

Поскольку соблюдение лицензиатами действующего законодательства в области дорожного движения, в том числе и Правил дорожного движения, относится к лицензионным требованиям и условиям, во всяком случае в качестве их грубого нарушения лицензиатом следует рассматривать совершение административных правонарушений, влекущих лишение права управления транспортным средством.

О корреляции административных санкций, применяемых к лицензиату в соответствии с Федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности», с административными наказаниями, установленными КоАП, см. п. 6 комментария к ст. 14.1.

Алексей Лезин → Статья 51 Конституции РФ для водителей

Статья 51 Конституции РФ для водителей

Здесь рассказывается о тех правах, которые предоставлены водителям статьёй 51 Конституции РФ. Сам текст закона вместе с данной статьёй можно скачать, пройдя по этой ссылке.

В статье 51 Конституции Российской Федерации указано, что человек не обязан свидетельствовать против себя, своего супруга и своих близких родственников. Круг этих близких родственников указан в федеральном законе.

Поскольку на сайте Коллегии автоюристов Самара рассказывается о правах водителей, то рассматривать положения данной статьи Конституции РФ мы будем только к применительно их правам.

Самым важным из перечисленных прав, является право автовладельца не давать сотруднику ГИБДД показания против себя самого. Поскольку речь идёт о праве, а не обязанности, то автолюбитель в любой момент может отказаться от прав предоставленных статьёй 51 Конституции РФ. Что собственно и происходит, когда автолюбитель пишет в протоколе «с протоколом согласен».

По сути, автолюбитель может оказаться от права не свидетельствовать против себя самого, даже если просто допустить ошибку при защите своих прав, то есть случайно. Например, это происходит, когда водитель будет считать действия сотрудника ГИБДД неправомерными, но подпишет постановление, в котором будет печатными буквами написано «событие и факт совершения правонарушения не оспариваю». Ведь такая подпись (при определенных обстоятельствах) может быть истолкована как дача автолюбителем показаний о согласии с действиями сотрудника ДПС (что не препятствует оспаривать данное постановление по основаниям, указанным в статье 24.5 КоАП РФ).

Сотрудник ГИБДД обязан разъяснить водителю статью 51 Конституции РФ, а также другие его права, при возбуждении любого дела (составлении любого протокола, вынесения каждого постановления).

Использование законодателем слова «разъяснить» как бы подразумевает, что автомобилисту права должны объясняться подробно. Однако не стоит надеяться на то, что автоинспектор будет «расшибёт пол лбом» в стремлении подробно объяснить автолюбителю, как ему защитить свои права на дороге. Обычно сотрудники ГИБДД ограничиваются лишь кратким перечислением текста части 1 статьи 25.1 КоАП. Ведь, по сути, все эти права могут быть использованы автомобилистом против самого автоинспектора.

Не рассчитывая встретить на дороге «тепличные условия», любой уважающий себя автолюбитель должен на досуге самостоятельно изучить все свои права при общении с сотрудником ГИБДД (что не лишает автолюбителя права обжаловать неправомерные действия сотрудника ГИБДД по не разъяснению прав).

Полученные дома знания необходимо уметь применять на практике (при общении с сотрудником ГИБДД). Например, можно попробовать однажды отстоять свои права в небольшом споре, даже если при этом придётся потратить больше сил, чем будет потрачено на уплату несправедливого штрафа. Зато в экстремальной ситуации (например, при спорном дорожно-транспортном происшествии) автолюбитель сможет «на автомате» использовать навыки приобретённые ранее.

Отметим, что права водителя, предусмотренные статьёй 51 Конституции РФ, будут нарушены, если его будут заставлять признать «вину». Причём неважно, в чём конкретно будут заключаться незаконные действия по выколачиванию такого «признания». Это может быть не только неправомерное физическое воздействие, но и незаконное психологическое давление.

Не разъяснение статьи 51 Конституции при составлении протоколов также является нарушением прав автолюбителя (например, статьи 28.2 КоАП РФ, пункта 20 Административного регламента от 02.03.2009г. №185). Как известно доказательства, полученные с нарушением закона, не могут быть использованы при рассмотрении дела (часть 3 статьи 26.2 КоАП). Это значить, что дело возбужденное или рассмотренное таким образом может быть прекращено.

Любой автолюбитель, чьи права при составлении протоколов или вынесении постановлений были нарушены, может обратиться за юридической помощью в Коллегию автоюристов Самара.

Статья 51 Конституции России

Текст Ст. 51 Конституции РФ в действующей редакции на 2019 год:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

Читать еще:  Список штрафов со скидкой 50

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 Конституции Российской Федерации

1. Закрепление в Основном законе страны этого принципа и изъятие из Уголовного кодекса РФ нормы об ответственности за недонесение о совершении преступления близкими родственниками и за уклонение от дачи свидетельских показаний, если они касаются близких родственников, свидетельствует, на взгляд авторов комментария, о гуманизации российского законодательства, его соответствии общечеловеческим ценностям. Отметим, что данная гарантия впервые закреплена в России на конституционном уровне.

К близким родственникам относятся супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки (ст. 5 УПК РФ). При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что данные им показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от них.

Согласно статье 51 Конституции РФ лицо вправе не давать показаний против самого себя, в каком бы правовом положении оно ни находилось (свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый и т.д.), что особенно важно в уголовном судопроизводстве. Недобровольная дача показания против самого себя недопустима, поскольку лицо, по существу, становится в положение подозреваемого, начиная свидетельствовать против самого себя.

Отсутствие обязанности свидетельствовать против себя означает, что признание своей вины должно осуществляться только добровольно, а не под принуждением. Закон не предусматривает ответственности подозреваемого и обвиняемого за дачу ложных показаний. Они могут строить свою защиту при привлечении их к ответственности по своему усмотрению. Если показания получены под угрозой применения любых взысканий за непризнание своей вины, они являются незаконными и на них не может быть основан обвинительный приговор.

Право не свидетельствовать против себя и своих близких находится в одном ряду с такими конституционными правами и свободами человека и гражданина, как право на свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Тем самым каждый должен иметь право хранить в тайне любые сведения, относящиеся к нему и его близким, посредством умолчания о них (неразглашения)*(243).

2. Права и свободы человека, его интересы обладают большими приоритетами по сравнению с другими ценностями. Такое положение заключает в себе глубокий нравственный смысл и в целом направлено на защиту морально-нравственных норм.

Федеральным законом могут быть установлены иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания. Имеются в виду случаи, когда определенные лица могут иметь право не давать показаний, исходя из иных обстоятельств: нахождения лица в какой-либо должности, выполнения лицом определенных видов деятельности, связанных с получением сведений, составляющих тайну (например, адвокат, врач, священник).

Согласно положениям уголовно-процессуального законодательства, этим правом обладает защитник обвиняемого, который не может быть допрошен об обстоятельствах дела, ставших ему известными в связи с выполнением обязанностей защитника; адвокат, представитель профессионального союза или другой общественной организации, которые не обязаны свидетельствовать об обстоятельствах, ставших известными им в связи с исполнением ими обязанностей представителя*(244).

Жизнь многообразна, каждый день возникают новые общественные отношения, дальнейшее развитие которых требует их законодательного урегулирования. Именно с учетом этого комментируемая норма оставляет открытым перечень случаев, когда лицо может быть освобождено от обязанности давать свидетельские показания.

Статья 51 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 51 Конституции РФ гласит:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 КРФ

1. Показания лиц, которые обладают какой-либо информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе конституционного, гражданского, уголовного, административного или арбитражного судопроизводства, — свидетелей, потерпевших, обвиняемых и истцов, ответчиков и др. — являются одним из важнейших процессуальных средств, с помощью которого обеспечивается установление обстоятельств уголовного дела и решение иных задач, стоящих перед правосудием. С учетом значимости показаний различных участников процесса и других лиц, привлекаемых к производству по делу, государство закрепляет обязанность свидетельствовать в качестве одной из важнейших юридических обязанностей граждан (ст. 64 ФКЗоКС, ст. 70 ГПК, ст. 42, 56 УПК), неисполнение которой в форме отказа от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний может влечь наступление даже уголовной ответственности (ст. 307, 308 УК РФ).

Вместе с тем Конституция России закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников. Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека (ст. 21), неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 24), возможность защиты им своих прав и свобод (ст. 45), рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности (ст. 49, 123).

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как подчеркнул Конституционный Суд в Постановлении от 25 апреля 2001 г. N 6-П, в силу ст. 18 Конституции является непосредственно действующим и должно обеспечиваться — в том числе правоприменителем — на основе закрепленного в ч. 1 ст. 15 Конституции требования о прямом действии конституционных норм.

Наличие подобной гарантии, провозглашаемой на конституционном уровне, приобретает особый смысл, если учесть, что еще не так давно в нашем государстве признание обвиняемым по уголовному делу своей вины рассматривалось в качестве «царицы доказательств» и правоприменители всяческими способами добивались получения от обвиняемого такого признания.

Подпунктом «q» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право «не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным» предусмотрено в качестве одной из гарантий при рассмотрении любого предъявленного лицу обвинения. Комментируемая статья 51 Конституции, однако, не ограничивает возможности осуществления этого права лишь сферой уголовного судопроизводства и, соответственно, вопросами установления виновности лица в совершении преступления. Сообразно этому в отраслевом законодательстве предусматривается право отказаться от дачи показаний не только для подозреваемого и обвиняемого (ст. 46, 47 УПК РФ), но и для потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, стороны в конституционном судопроизводстве (ст. 42, 44, 54, 56 УПК; ст. 35, 68 ГПК; ст. 53 ФКЗоКС) — лиц, чьи показания (объяснения) по собственному делу объективно, помимо их воли могут быть использованы во вред отстаиваемым интересам.

Из положения, закрепленного в ч. 1 комментируемой статьи 51 КРФ, следует несколько практических выводов.

Во-первых, любой человек вправе по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого, своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний. При этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения: даже если человек формально не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под угрозой ответственности требовать показаний по делу, в котором имеются доказательства его причастности к совершению преступления (например, по делу, выделенному в отношении одного из соучастников преступления в отдельное производство). Точно так же не имеет значения для реализации закрепленного в анализируемой норме то, является ли супруг или близкий родственник допрашиваемого участником процесса (подозреваемым или обвиняемым).

Важной гарантией права лица отказаться от дачи показаний против себя самого является закрепленное в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК положение, согласно которому показания обвиняемого, подозреваемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника и не подтвержденные обвиняемым, подозреваемым в суде, признаются недопустимыми доказательствами. Данное положение направлено на предотвращение случаев возможных злоупотреблений служебным положением со стороны сотрудников органов предварительного расследования, добивающихся в нарушение ч. 1 комментируемой статьи в ходе дознания или предварительного следствия от обвиняемого, подозреваемого признательных показаний с расчетом на то, что именно эти показания впоследствии будут положены в основу приговора. Причем, как признал Конституционный Суд, недопустимым является не только прямое (путем оглашения протокола допроса), но и опосредованное (путем допроса дознавателя или следователя о содержании показаний, полученных ими в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и восстановления тем самым содержания этих показаний) использование показаний обвиняемого, подозреваемого, от которых он отказался в суде (Определение от 6 февраля 2004 г. N 44-О//СЗ РФ. 2004. N 14. ст. 1341).

Читать еще:  Страховая компания московия официальный сайт калькулятор

Во-вторых, суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников. Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний). Это, конечно, не означает, что следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения допроса добиваться таких показаний.

В-третьих, отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступления, других вещественных доказательств, документов и т.д.

Вместе с тем, как признал Конституционный Суд в Определении от 16 декабря 2004 г. N 448-О (ВКС РФ. 2005. N 3), закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения — независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, — различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного частью 1 ст. 51 Конституции права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ч. 3 ее ст. 55.

Не исключает данная конституционная норма возможности проведения таких следственных действий, направленных на получение объективно существующей информации (в частности, судебно-медицинской экспертизы в целях установления степени тяжести причиненного преступлением вреда здоровью), и в отношении других участников уголовного судопроизводства, несмотря на то что они являются супругом или близким родственником обвиняемого (Определение от 18 апреля 2006 г. N 123-О).

В-четвертых, доказательства, которые были получены от подозреваемого, обвиняемого, их близких родственников принудительно или вследствие неразъяснения права отказаться от дачи показаний, по смыслу ст. 49 (ч. 2), 50 (ч. 2) и 51 (ч. 1) Конституции, не могут быть положены в основу выводов и решений по уголовному делу.

В-пятых, отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанное укрывательство преступления, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) также дача заведомо ложных показаний не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (ст. 307, 308, 316 УК).

Круг близких родственников, о которых идет речь в ч. 1 комментируемой статьи, подлежит определению в федеральном законе. Действующее в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство (п. 4 ст. 5 УПК России) относит к их числу — помимо супругов — родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков.

2. Частью 2 рассматриваемой статьи 51 Конституции Российской Федерации законодателю предоставлено право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 69 ГПК в качестве свидетелей в гражданском процессе не могут быть вызваны и допрошены представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника; судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникающих в совещательной комнате при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных организаций, прошедшие государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали известны из исповеди.

Сходные положения закреплены в статье 56 УПК, согласно ч. 3 которой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Освобождение члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы от обязанности давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу предусматривается также ФЗ от 8 мая 1994 г. «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (с изм. и доп.) — относительно обстоятельств, ставших им известными в связи с выполнением своих служебных обязанностей (ст. 21) (СЗ РФ. 1994. N 2. ст. 74; СЗ РФ. 1999. N 28. ст. 3466; СЗ РФ. 2001. N 7. ст. 614). Рассматривая вопрос о конституционности предоставления членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы права отказаться от дачи показаний, Конституционный Суд в Постановлении от 20 февраля 1996 г. N 5-П (СЗ РФ. 1996. N 9. ст. 828) признал его соответствующим Конституции, но не допускающим расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований ст. 17 (ч. 3) и 52 Конституции Российской Федерации. Суд также отметил, что, по смыслу ст. 51 Конституции, депутат может быть освобожден от дачи свидетельских показаний о доверительно сообщенной ему гражданином информации, распространение которой в форме свидетельских показаний по существу будет означать, что лицо, доверившее ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя.

Отсутствие у вышеперечисленных лиц обязанности давать свидетельские показания относительно определенных групп информации не означает, что они не могут быть допрошены в гражданском, уголовном или ином судопроизводстве и по иным вопросам. Их отказ дать свидетельские показания об обстоятельствах, не указанных в соответствующем законе, может влечь применение мер уголовной ответственности на общих основаниях.

В Определении от 6 марта 2003 г. N 108-О (СЗ РФ. 2003. N 21. ст. 2006) Конституционный Суд признал, что освобождение лица от обязанности давать показания, равно как и установление запрета на его допрос, если они обусловлены целями защиты законных интересов самого этого лица либо лиц, доверивших ему свою личную тайну, не могут служить препятствием для допроса этого лица по его просьбе и с согласия его доверителей. Данная правовая позиция была распространена Конституционным Судом, в частности, на ситуацию, когда в ходе производства по уголовному делу обвиняемым было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля его защитника, которому стали известны обстоятельства фальсификации следователем материалов уголовного дела. Отказ в удовлетворении данного ходатайства со ссылкой на адвокатскую тайну означал бы, по мнению Конституционного Суда, искажение истинного смысла и целевого назначения этого важного правового института.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector